Языки, на которых говорил Иисус

Для читателей Евангелий языковая среда в Палестине первого века представляет нечто большее, чем просто проходящий интерес, потому что это включает в себя вопрос о том, на каком или каких языках говорил Иисус, и косвенным образом может быть причастно к отношению некоторых людей к происхождению Евангелий и их достоверности как исторических документов. Например, предполагая, что единственным или, по крайней мере, основным языком, на котором говорил Иисус, был арамейский язык, обычно говорили, что чем ближе язык и стиль Евангелий к арамейскому, тем большая вероятность того, что они исторически достоверны. И наоборот, часто спорили о том, что отсутствие в Евангелии семитского языка подразумевает, что его историческая достоверность маловероятна.

В чем заключался этот спор? Практически, несомненно то, что латинский язык не был в широком употреблении в Палестине, так как победа Римской армии не подразумевала победу латинского языка. Начиная с завоеваний Александра Великого в четвертом веке до н. э. и последующего греческого движения, греческий язык был внедрен как lingua franca, и римские завоевания не сделали значительных изменений. Что можно сказать относительно использования греческого языка во время Христа? Являлся ли он языком культуры и коммерции для элиты, представляющей меньшую часть людей, или на нём также говорили и простые люди? И если его использовало больше людей, чем только представители элиты, как много было таких людей? Или языком, на котором говорили практически все люди, был арамейский? Ещё со средних веков, обычно, придерживаются мнения, что, начиная с вавилонского пленения, среди иудейского народа древнееврейский постепенно переставал существовать в качестве используемого языка, а арамейский становился языком повседневной речи. Но всё-таки, прекратили ли использовать древнееврейский язык на самом деле, принял ли он форму только религиозного языка иудейских богословов? Сторонников того, что какой-то из этих трёх языков преобладал в Палестине, не так мало, а относительно того, что в первом веке в Палестине иудеи обычно использовали все три языка, приводились убедительные доводы.

Вероятно, что этот факт сам по себе должен был предупредить сторонников различных мнений о той возможности, что фактически все три языка были во всеобщем употреблении. Роберт Гандри убеждённо настаивал на том, что именно такой была тогда обстановка, и его работа была поддержана трудом Филиппа Эджкамба Хьюгеса.



Много было сделано для решения этой проблемы благодаря недавно открывшимся археологическим данным. На склепах, местах, куда помещали кости умерших, часто делали определенные надписи. Нужно полагать, что текстах этих надписей на гробницах покойных использовали тот язык, на котором они обычно говорили и думали. Гандри делает краткий обзор надписей на склепах в Палестине того периода и заключает, что все три языка предстают на них в примерно одинаковых пропорциях.

Данное свидетельство об использовании всех трёх языков ещё больше подтвердилось благодаря находкам, найденным при раскопках, проведённых в пещерах в районе Мёртвого моря. В своих двух экспедициях к "Пещере Посланий" Йигель Ядин и его коллеги извлекли из земли около пятнадцати посланий и ещё более сорока документов на папирусе, таких как договоры и платежные документы, которые датируются последними годами первого века, времени, когда произошло восстание Бара Кохбы, 132-135 гг. н. э. Похоже на то, что эта пещера действительно была местом, где прятался Бар Кохба и его партизанский отряд, а документы, по-видимому, были их обычной повседневной и военной перепиской. Все три языка - греческий, древнееврейский и арамейский - представлены как в переписке, так и в разнообразных документах. Эти люди не были академиками. То, что они понимали и использовали упомянутые языки, прямо говорит об использовании этих языков населением Палестины вообще. Похоже, что не только богословы Иудеи использовали древнееврейский язык, также и греческий язык был не просто языком коммерции и культуры. Очевидно, что оба языка были в обиходе наряду с арамейским, и потому Иисус мог с легкостью использовать любой из них.

Беспристрастное изучение Евангелий как будто подтверждает, что именно таковой была языковая среда во дни Иисуса. Основываясь на обширном исследовании цитат Ветхого Завета, используемых Матфеем и другими авторами синоптических Евангелий, Роберт Гандри пришел к выводу, что характер текста этих цитат отражает трёхъязычную обстановку, которую подтвердили и археологические данные. Присутствие семитизма в греческом языке Евангелий не обязательно указывает на существование исключительно семитской (арамейской или греческой) языковой среды в первом веке. В многоязычных районах, языки имеют тенденцию глубоко проникать один в другой через лексику и форму выражений. Септуагинта полна высказываний, характерных для семитского языка. Это должно было значительно повлиять на тип греческого языка, на котором говорили в Палестине. Тот факт, что греческий язык влился в языковую среду, где изначально царствовал семитский язык, также дает основание полагать, что греческий язык, которым пользовались в то время, содержал семитские идиомы и семитскую идеологическую направленность.



Однако, Евангелия (и Деяния) предлагают более определенные доказательства употребления греческого языка во дни Христа теми, кого Он учил. У двоих из двенадцати апостолов, Андрея и Филиппа, были греческие имена. Текст Иоанна 12:20-23 явно свидетельствует о том, что Филипп, Андрей и Иисус понимали греческий язык и говорили на нём. Пётр, самый выдающийся из двенадцати апостолов, не только имел древнееврейское и арамейское имя (Симон и Кифа), но к нему также обращались, используя и греческое имя (Пётр). Вполне вероятно и то, что тот же Пётр обращался к семье Корнилия на греческом языке (Д. Ап., 10 гл.) и на греческом написал два послания, носящих его имя. То, что рыбак из Галилеи имел греческое имя, говорил и писал на греческом языке, свидетельствует о факте, что люди без соответствующего образования также владели этим языком. В греческом тексте Иоанна 21 Иисус использует два различных греческих слова, определяющих слово "любовь" и выражение "паси овец", а Пётр использует два различных слова, определяющих слово "знаешь". Однако, ни та, ни другая пара слов не могут быть точно так же переданы на древнееврейском или арамейском языках; этот разговор, очевидно, происходил на греческом языке. Таким же образом игра греческих слов petra и petros в Матфея 16:18 не может быть передана на древнееврейском или арамейском языках, и лучше всего это объясняется тем, что первоначально этот разговор происходил на греческом языке. По всей вероятности, беседы Иисуса с Сирофиникиянкой, римским воином и Пилатом происходили на греческом языке. Стефан (Деян., 7 гл.) и Иаков (Деян., 15 гл.) цитируют Септуагинту, свидетельствуя таким образом о своих способностях говорить на греческом.

То, что в первом веке в Палестине арамейский был популярным языком, настолько очевидно, как из Библейских, так и небиблейских источников, что доказывать это нет нужды. И действительно, были обнаружены некоторые доказательства, неотразимо свидетельствующие о том, что задолго до того, как родился Христос, арамейский язык стал языком иудейского народа во всех областях. Семитские формы выражений и образ мышления в Евангелиях были приведены здесь в качестве доказательств общего характера. Более конкретное доказательство заключается в том, что в Евангелиях мы находим большое количество терминов и имён, которые раньше принимали за арамейские. Арамейский язык, как единственный, которым пользовались в разговорной речи, считался настолько укоренённым, что библейские ссылки (Иоан. 19:20; Деян. 21:40; 22:2; 26:14), ссылки Иосифуса и отцов ранней церкви на древнееврейский язык принимались за ссылки, в действительности относящиеся к арамейскому языку.

Очевидные доказательства того, что Евангелия имеют арамейское происхождение, не определяют использование населением этой земли исключительно арамейского языка. Но, в дополнение к этому же, недавно проведённое большое исследование подвергло сомнению точку зрения о том, что транслитерированные арамейские выражения в греческом тексте Евангелий в действительности являются арамейскими (см., например, Матф. 27:46; Марка 5:41; 7:34; 14:36; 15:34). Сейчас говорят, что, по крайней мере, некоторые из этих транслитераций на самом деле являются древнееврейскими, и когда Иосифус, библейские авторы или отцы церкви ссылаются на древнееврейский язык, они имеют в виду древнееврейский язык. Это ещё больше подтверждается тем лингвистическим доказательством, что древнееврейский язык, используемый иудейскими богословами, не был мертвым. Напротив, он имел отличительные признаки любого типичного народного языка: создание новых слов, наличие такого словарного состава, который охватывает повседневную жизнь, простота и прямота. В раввинской литературе древнееврейский язык используется в разговорах, и предмет обсуждения не ограничивается богословскими вопросами, но содержит вопросы, касающиеся и повседневной жизни. Некоторые из Кумранских документов были написаны на древнееврейском. Снова же, рассматриваемые вопросы не были связаны с богословием, и данные показывают, что обычный человек, живший в Кумране, понимал этот язык. Некоторые считают, что нельзя полагать, чтобы арамейский язык полностью и так быстро мог заменить древнееврейский язык, став языком простых людей. Первоначально на арамейском языке говорили в коммерческом и правительственном кругах иудейского общества. Только постепенно он проник в нижние, необразованные слои общества и стал их разговорным и письменным языком. Древнееврейский язык очень долго оставался языком простых людей. Последним ударом по нему как по разговорному языку стали войны 132-135 гг., когда иудейские революционеры потерпели тяжелое поражение.

Итак, очевидно, что иудеи Палестины во дни Иисуса широко применяли в речи и/или понимали и греческий, и древнееврейский, и арамейский языки. Невозможно определить точные пропорции использования каждого языка, и вероятно, что в каждой области какой-то один язык преобладал над другими. Однако это была смешанная языковая среда. Почти с полной уверенностью можно сказать, что Иисус говорил на всех трёх языках, а доказательства этому мы можем найти в самих Евангелиях.

Список литературы, рекомендуемой для чтения

Gundry, Robert H. "The Language Miliu of First-Century Palestine". Journal of Biblical Literature 83 (1964): 404-408.

Hughes, Philip Edgcumbe. "The Languagas Spoken by Jesus". In New Dimensions in New Testament Study. Edited by Rihard N. Longenecker and Merrill C. Tenney. Grand Rapids: Zondervan, 1974. Pp. 125-143.


you-are-a-newcomer-introduce-yourself-to-your-new-group.html
you-are-wrong-you-are-quite-right-nothing-of-the-kind-i-cant-quite-agree-with-you-on-the-contrary-sure-you-are-not-right.html
    PR.RU™