Языки и народы Римской империи на рубеже нашей эры.

По приблизительным подсчетам численность населения Римской империи в это время 50-60 миллионов человек. Римские граждане составляли примерно 10 процентов всего населения и жили главным образом на территории Италии. Неграждане назывались в Риме чужеземцами (перегринами).

Спустя два столетия в начале III в. н.э. по указу императора Каракаллы все свободные подданные империи получили права римского гражданства, то есть из перегринов стали римлянами. Таким образом, римлянин это понятие не этническое, а юридическое.

Вместе с тем даже после распространения римского гражданства на всю территорию империи античные писатели нередко называют римлянами жителей самого Рима и Италии, чей родной язык был латинским. Даже получив римское гражданство, греки долгое время считали себя не римлянами, а эллинами, и только в эпоху Поздней империи жители восточных грекоязычных областей империи начинают осознавать себя римлянами (по-гречески ромеями).

Официальным государственным языком империи был латинский. В первые века нашей эры он широко распространяется за пределами Италии в западных провинциях не только как язык администрации и армии, но и как разговорный язык образованных представителей местных городских элит, а в некоторых прибрежных областях также и значительной части рядового населения.

Ко времени падения Западной Римской империи на всей ее территории латынь в значительной мере вытеснила местные разговорные языки. Большинство жителей римского Запада считали ее родным языком, а себя самих римлянами. Собственно римская аристократия, а также значительная часть аристократии западных провинций была двуязычной, свободно объясняясь и на латинском, и на греческом языках. Многие римские аристократы владели греческим языком едва ли не лучше, чем родным латинским и имели обыкновение называть их двумя своими родными языками. Император Тиберий, выступая в сенате, всегда говорил по-латыни, но, уходя, бормотал сквозь зубы ругательства по адресу омерзительно угодливых сенаторов на своем любимом греческом.

В восточных грекоязычных провинциях Римской империи латинский язык не получил сколько-нибудь значительного распространения. Он был языком римской армии и римского права. Греческий же был не только самым распространенным разговорным языком, но и вторым государственным, которым римские администраторы на Востоке пользовались значительно чаще, чем первым.

Греческий язык имел на римском Востоке такое же привилегированное положение, как латинский на Западе. В городах, а во многих районах и в деревнях он вытеснял местные разговорные языки. В Малой Азии сельское население говорило на греческом, в Сирии и Палестине на греческом и арамейском (или на греческом и арабском), в Египте на греческом и египетском.



Греческие аристократы и писатели были уверены в своем культурном превосходстве над всеми остальными народами. Лишь для римлян некоторые из них делали исключение, называя их младшими братьями греков, а латынь испорченным вариантом греческого языка. Кое-кто из греческих философов считал, что даже боги говорят между собой по-гречески. Ни латинского, ни каких-либо других иностранных языков образованные греки, как правило, не знали и не испытывали из-за этого никаких трудностей, куда бы их ни забросила судьба. С людьми своего круга они могли объясниться по-гречески в любом крупном городе Римской державы.

Ситуация кардинально меняется в эпоху Поздней империи. На римском Западе зона распространения греческого языка резко сужается. Кроме жителей старинных греческих колоний, по-гречески теперь могут объясняться только люди, принадлежащие к узкому слою высшей римской знати. Некоторые римские писатели начинают утверждать в это время, что латинский язык во всех отношениях богаче и выше греческого. Отдельные писатели греческого происхождения даже стали писать свои сочинения по-латыни.

Большинство жителей западных провинций Римской империи, расположенных в Европе, были кельтами (галлами) и говорили на своем родном языке, немало слов из которого было заимствовано латынью. Однако постепенное превращение кельтов в римлян в конечном счете привело к исчезновению их родного языка. Кельтский язык и старинная кельтская культура сохранились только в современной Ирландии, едва ли не единственной, населенной кельтами стране, которая никогда не была завоевана Римом.



За пределами империи к северу от Рейна и Дуная жили племена германцев. Они испытывали воздействие латинского языка и античной культуры, но, благодаря независимости от Рима сумели сохранить родной язык и свои традиции и обычаи.

В римской Африке основным языком долгое время был пунийский, на котором первоначально говорили жители колоний, основанных в Африке финикийцами (в первую очередь Карфагена), а затем им стали пользоваться окружавшие эти колонии местные племена. В эпоху империи пунийский язык долгое время функционировал параллельно с латинским и был вытеснен им (и то не полностью) лишь накануне падения Западной Римской империи.

Таким образом, значительная часть населения римских провинций была двуязычной. На Западе, кроме родного языка, люди в той или иной мере объяснялись по-латыни, на Востоке по-гречески.

Почти все языки Римской империи принадлежат к двум крупным языковым семьям: распространенные тогда в Европе и в Малой Азии латинский, греческий, кельтский (галльский) и германский языки относятся к индоевропейской семье, а распространенные в Восточном Средиземноморье и Африке арамейский, арабский, египетский и пунийский к семито-хамитской (афразийской).

Население империи представляло собой богатый сплав народов, языков, культур и традиций. Длительное пребывание под римской властью вело, в конечном счете, к ассимиляции и исчезновению неантичных культур, к превращению всех в греков или римлян. Те же, кто стремился сохранить свои традиции, религию и культуру, как, например, евреи и египтяне, в представлении центральной власти и широких слоев населения, становились изгоями. Их терпели, но не любили.


yi-programmi-otdelnih-uchebnih-predmetov-kursov.html
yiii-raschet-moshnosti-rulevoj-mashini.html
    PR.RU™