Язык как биологическая способность

Язык не является человеческим изобретением. Даже животные с помощью определенных однозначных звуков осуществляют процесс коммуникации. Язык некоторых животных (например, дельфинов) кажется весьма четким, другие (домашние) животные иногда проявляют чудеса и рудиментарно понимают своего хозяина.

Но в языке человека процесс биологической эволюции пережил сильную дифференциацию. За дифференцированный язык и соответствующее сознание мы должны быть благодарны своему мозгу (неокортекс) и горлу в совокупности с прямохождением.

Способность к абстрактному мышлению есть результат языкового развития. (В языке предметы получают в качестве своего символа определенный набор звуков, например, совокупность звуков «д», «о», «м». Другая совокупность звуков, например, «л’», «у», «б», «о», «в’», относится даже не к предмету — она символизирует чувства. А другие звуковые комплексы, например, «б», «о», «г», определяют полностью абстрактные понятия.)

Язык — это центральная составляющая понятия «человек». Способность говорить заложена в нас генетически. В определенном возрасте ребенок ощущает сильную потребность встать на ноги и ходить. Точно так же, как в свое время, он начинает пытаться высказывать свои мысли на языковом уровне. Мы не учимся говорить в школе с помощью указаний учителя, нам достаточно только хорошо слышать и находиться в определенной языковой среде, чтобы освоить конкретный (родной) язык.

Беглая коммуникация

Представим себе, как же в течение целых тысячелетий развивался человеческий язык.

· Мы больше не живем на деревьях, а целыми группами бродим по саванне в поисках пищи. Мы остерегаемся опасных животных и сообщаем друг другу криками, что нашли что-то съестное.

· По ночам мы наблюдаем за звездами и сообщаем друг другу, что же увидели. Мы видим звезды, которые дают обильную пищу для фантазии, среди звезд есть такие, которые движутся по небу, и такие, которые стоят на месте. Мимо пролетают метеориты. Есть ли у всего этого какое-то значение? Возникают мифы, которые передаются из поколения в поколение.

· Через несколько тысяч лет женщины сидят у огня в пещере и работают. Они шьют одежду, мастерят посуду, разрисовывают пещеру и дискутируют о собственном мастерстве.

· Или другая женская тема: похож ли ребенок на мать или отца? Почему он так похож? Есть ли в этом какое-то значение? А почему у нее детей нет? Все это женский опыт, который будет играть важную роль в разведении животных.



· Отчаянно жестикулируя, мужчины возвращаются с охоты. Страсти постепенно утихают, начинается разговор о стратегии следующей охоты.

· Разведчики ищут новое пространство для охоты и рассказывают о том, что видели. Недалеко появилось еще одно человеческое племя!

· Возвращаясь на покинутое стойбище, люди сталкиваются с чудом: там, где кто-то забыл после еды рассыпанные зерна, появились новые растения, которые можно собрать.

· Пригоршня семян неожиданно увеличилась в несколько раз! Что же произошло? Нельзя ли это повторить, теперь уже намеренно?

· В то время как мужчины охотятся, женщины учатся работать в огороде. Вместо того чтобы целые дни проводить в поисках продовольствия, они сажают семена и собирают урожай. Обильная пища для разговоров!

· У детей появляется все больше претензий. Они все чаще хотят слышать истории своего рода!

· Кто-то ранен или заболел. Что же происходит? Как избавиться от болезни? А вот умер кто-то из соплеменников. Что с ним будет после смерти?

· Вокруг хижин собрались дикие животные, их приходится подкармливать, они становятся все более ручными, чем не тема для бесконечных бесед!

Поводы для бесед становились все более сложными, они имели все большее значение для развития общества.

От всех подобных разговоров до нас не дошло ничего, кроме глубоких следов в наших генах, пары орудий труда и жилищ, которым удалось победить время и остаться молчаливыми свидетелями человеческой культуры того времени. Эти разговоры мы можем только реконструировать логическим путем.

Устная речь бегла, как выдыхаемый нами воздух. Она дает возможность передавать следующим поколениям сведения о культуре. Но и здесь существуют границы: принципиальное значение имеет тот факт, что адресат устной информации должен присутствовать при ее передаче и выступать в качестве слушателя.

Как бы ни хороша была устная речь для непосредственного общения, то есть для прямой коммуникации, она абсолютно не подходит для консервации знаний и сведений, с ее помощью невозможно создать комплексную культурную традицию. Знания, передаваемые из уст в уста, могут оказаться неправильно понятыми или забытыми. (Новый Завет был облачен в письменную форму только через 600 лет после жизни Иисуса Христа.)


yazikovaya-i-kommunikativnaya-sposobnost.html
yazikovaya-lichnost-v-rakurse-rechevoj-biografii.html
    PR.RU™