Язык и другие (невербальные) средства общения

Когда говорят, что язык – основное или важнейшее средство человеческого общения, то тем самым подразумевают, что он – не единственное средство общения между людьми, что есть и менее важные, не основные средства общения.

К таким средствам относятся, например, жесты, жестикуляция (от франц. gesticuler – «жестикулировать») – это значимые телодвижения, главным образом движения головы или рук. (Речь идет о жестах, которые распространены в обществе, обслуживаемом звуковыми языками. Жесты как самостоятельная и притом единственная система общения, используемая, например, глухонемыми, представляют собой эквиваленты выражений звукового языка). Жесты – дополнительное, несамостоятельное средство общения: жест может добавляться к высказыванию, подчеркивая его или усиливая его выразительность (ср., например, произнесение. Нет с одновременным покачиванием головы вправо-влево), либо, в сравнительно редких случаях, замещать собой слово или высказывание, когда общение происходит непосредственно (контактно) и собеседник видит мимическое и жестовое поведение говорящего (так, покачивание головой вправо-влево может замещать собой отрицание «Нет»).

Мимика (от греч. mimikos – «подражательный») – это значимые движения мышц лица, такие, например, как улыбка, поднятие бровей в знак удивления или нахмуренные брови, означающие недовольство. Движения лица, подобно жестам, также дополняют и усиливают словесные средства, используемые в общении. В особенности это касается выражения эмоций. Например, выражая удивление с помощью восклицаний типа «Да что вы!», «Не может быть!» и подобных, слушающий может при этом высоко поднять брови, округлить глаза и т.п. Запрещая что-либо ребенку, вы можете не только воскликнуть «Нельзя!» (словесное средство), но и погрозить ему пальцем (жест), сдвинуть брови к переносице (мимика). Отдельные телодвижения, а также положение собеседников в так называемом речевом пространстве (т.е. в том пространстве, в котором происходит устное речевое общение) также нередко служат дополнительными средствами передачи информации о намерениях говорящего, его внутреннем состоянии, его отношении к собеседнику и т.д. Ср. расхожие выражения, в которых отражается роль подобных средств в человеческом общении: повернулся спиной (к собеседнику) – что означает не желает разговаривать, надул губы (обиделся), поник головой (выражение уныния, печали) и т.п.

Так же как и язык, системы жестикуляции и мимики (невербальные средства общения) сложились в обществе постепенно и в достаточной степени стихийно. Но есть и такие невербальные знаковые системы, которые были специально разработаны людьми для более удобной передачи информации, связанной с определенными видами деятельности. Подобные знаковые системы принято называть искусственными. К числу искусственных знаковых систем относятся, например, азбука Морзе, морская сигнализация, знаки дорожного движения, форменные знаки различия военнослужащих (погоны, нашивки, кокарды и др.), нотное письмо и некоторые другие, искусственно созданные системы передачи информации.



Сопоставление человеческого языка (вербального средства общения) с другими известными нам невербальными знаковыми средствами общения позволяет увидеть важное свойство, отличающее человеческий язык от всех прочих знаковых систем.

Итак, мимика и жестикуляция в подавляющем большинстве случаев только сопровождают звуковую речь, придавая ей добавочные эмоциональные или смысловые оттенки. Искусственные знаковые системы могут передавать лишь ограниченные по своему содержанию типы сообщений, связанные с той предметной областью, для которой они созданы. Язык же способен передавать сообщения любых, ничем не ограниченных типов содержания. Это свойство человеческого языка можно назвать его универсальностью.

Иначе говоря, невербальные средства общения не могут сравниться с языком по богатству и гибкости выразительных средств и разнообразию функций. В то же время все они в большей или меньшей степени ориентированы на языковую знаковую систему.

Контрольные вопросы и задания

1. Что понимается под невербальными средствами общения? На какие виды они делятся?

2. Какие свойства невербальных средств общения не позволяют считать их основным средством общения?

3. Как вы считаете, возможно ли создание универсального искусственного средства общения? Каким вы его представляете, вербальным или невербальным?



Язык, мышление и сознание

Будучи, как сказано, орудием закрепления, передачи и хранения информации, язык тесно связан с мышлением, со всей духовной деятельностью людей, направленной на познание объективно существующего мира, на его отображение (моделирование) в человеческом сознании. Проблема языка, мышления и сознания – одна из самых сложных и дискуссионных в теории языкознания. В разные периоды истории науки о языке она решалась по-разному: представители логического направления, например, отождествляли эти понятия (логическим категориям как вневременным и всеобщим должны соответствовать, по их мнению, и универсальные языковые категории); сторонники психологического направления пытались решить этот вопрос в иерархической плоскости, обосновывая примат то мышления по отношению к языку, то языка по отношению к мышлению; представители американского структурализма полагали, что структура языка определяет структуру мышления и способ познания внешнего мира.

Несмотря на разное решение этой проблемы, все исследователи сходились на том, что связь между языком, мышлением и сознанием существует, расхождения начинались тогда, когда вставал вопрос о природе и качестве этой связи. Одни ученые полагают, что механизм мышления не связан с вербальным кодом и осуществляется независимо от языка на универсальном предметном коде (коде смысла), другие считают, что механизм мышления тесно связан с языком, и без языка не может быть мышления, наконец, третьи полагают, что мышление может быть как вербальным, так и невербальным (чувственно-образным). Подлинно научное решение этого вопроса дает материалистическая теория отражения, согласно которой, образуя теснейшее диалектическое единство, язык и мышление не составляют, однако, тождества: они разные, хотя и взаимосвязанные явления, их области пересекаются, но не совпадают полностью. Признание единства языка, мышления и сознания – одно из основных положений в материалистической концепции языка. При этом язык и сознание не существуют отдельно, обособленно друг от друга: язык есть не только средство выражения мысли, но и форма ее существования. Правда, не единственная: мысль может воплощаться не только в слове, но и в различных образных представлениях; такие виды несловесного искусства, как живопись, скульптура, музыка, являются формами выражения чувства и мысли человека. Однако язык отличается от них тем, что он не только выражает мысль, но и формирует ее.

В последнее время ученые говорят о возможности внеязыкового, или доязыкового, мышления, т.е. такого мышления, которое не воплощается в слове. В самом деле, когда мы говорим о неожиданной догадке, проблеске мысли, озарении, то что это, как не различные виды деятельности человеческого мозга? Но далеко не всегда они облекаются в языковую плоть, а по большей части имеют какую-то иную форму: еще неясных образов, схем и т.п. Однако целенаправленная работа нашего сознания воплощается в слове. Конечно, структура мысли и структура ее словесного выражения, как правило, не совпадают: мысль первоначально существует как бы в свернутом виде. Вот что писал об этом выдающийся советский психолог Л.С. Выготский: «Течение и движение мысли не совпадают прямо и непосредственно с развертыванием речи. Единицы мысли и единицы речи не совпадают. Один и другой процессы обнаруживают единство, но не тождество. Они связаны друг с другом сложными переходами, сложными превращениями» (18; С.311-312).

В связи с установлением соотношения языка и мышления в языкознании решается также вопрос о едином ментально-лингвальном комплексе (МЛК) – информационной системе, которая обеспечивает восприятие, оценку, преобразование, хранение и порождение информации. МЛК включает три компонента: мышление как процесс порождения и переработки информации, сознание как относительно статичную на определенном этапе систему накопления и оценки информации и язык как накопитель, с помощью единиц которого информация выявляется, обозначается и становится средством общения. Основной единицей МЛК является информема – пучок осознанной информации, выработанный мышлением и стремящийся быть закрепленным в слове. Такая информация, закрепленная в слове, и становится явлением национального языка.

Язык и общество

Как явление социальное язык является достоянием всех людей, принадлежащих к одному коллективу. В громадном большинстве случаев коллектив людей, говорящих на одном языке («языковая общность»), – это коллектив этнический (нация, народность, племя). Язык создается и развивается обществом. Являясь средством мышления и человеческого общения, язык существует только в обществе людей. Вне общества нет языка, как не может быть и общества без языка. На непосредственную связь возникновения языка с возникновением человеческого общества ясно указывал Ф. Энгельс: «...развитие труда по необходимости способствовало более тесному сплочению членов общества, так как благодаря ему стали более часты случаи взаимной поддержки, совместной деятельности, и стало ясней сознание пользы этой совместной деятельности для каждого отдельного члена. Коротко говоря, формировавшиеся люди пришли к тому, что у них появилась потребность что-то сказать друг другу» (56; С.489).

Вопрос о связи языка и общества имеет разные решения. Согласно одной точке зрения, связь языка и общества отсутствует, т.к. язык развивается и функционирует по своим законам (польский ученый Е. Курилович), согласно другой – эта связь является односторонней, т.к. развитие и существование языка полностью определяется уровнем развития общества (французский ученый Ж. Марузо) или наоборот – язык сам обуславливает специфику духовной культуры общества (американские ученые Э. Сепир, Б. Уорф). Однако наибольшее распространение получила точка зрения, согласно которой связь языка и общества является двусторонней.

О влиянии языка на развитие общественных отношений свидетельствует прежде всего тот факт, что язык – один из консолидирующих факторов образования нации. Он является, с одной стороны, предпосылкой и условием ее возникновения, а с другой – результатом этого процесса. Кроме того, об этом свидетельствует и роль языка в воспитательной и образовательной деятельности общества, т.к. язык является орудием и средством передачи от поколения к поколению знаний, культурно-исторических и иных традиций.

Хотя у языка есть собственные, внутренние закономерности развития (интралингвистические), они находятся под влиянием процессов, происходящих в обществе. И это естественно: ведь язык – общественное явление и, существуя в обществе, он не может не испытывать влияния социальных факторов (экстралингвистических). Поэтому развитие и функционирование языка в значительной степени обусловлено развитием и жизнью общества, что проявляется в разнообразных формах. Одна из них – социальное расслоение языка.

Всякое человеческое общество неоднородно по своему составу. Оно делится на слои или классы, дробится на мелкие группы, внутри которых люди объединены каким-либо признаком, например общей профессией, одинаковым возрастом, уровнем и характером образования и т.п. Эта дифференциация общества отражается в языке в виде тех или иных особенностей, социально обусловленных подсистем.

Крестьянские диалекты – одна из таких подсистем. Хотя чаще их называют местными или территориальными, однако, очевидно, что выделение диалектов основано и на социальном признаке: территориальные диалекты, на которых говорит крестьянство, противопоставляются языку города, языку рабочих, литературному языку.

Социальная дифференциация языка может отражать и другие виды дифференциации общества. Так, особенности языка, обусловленные спецификой профессий, называют профессиональными жаргонами или профессиональными арго. Определенные различия в языке могут быть связаны с полом говорящих. Так, в языке индейцев яна, живущих в Северной Калифорнии (США), одни и те же предметы и явления называются по-разному, в зависимости от того, кто о них говорит – мужчина или женщина. В Японии девушки владеют богатым и разнообразным словарем (их специально этому обучают), в то время как для юношей характерен лексически более бедный язык.

Другая форма влияния общества на язык – социальная обусловленность развития языка.

Процессы развития общества, изменения, происходящие в общественном укладе, в социальной структуре общества, получают отражение в языке: они ускоряют или замедляют темпы языковых изменений, механизм которых регулируется внутренними, присущими языку закономерностями, способствуют перестройке некоторых участков языковой системы и т.п.

Например, после Октябрьской революции значительно расширился состав носителей русского литературного языка: если раньше им владела в основном буржуазная дворянская интеллигенция, то после Октября к литературному языку начинают приобщаться массы рабочих и крестьян. Происходит процесс демократизации языка. Рабочие и крестьянe привносят в систему литературного языка свойственные им речевые особенности. Диалектные, просторечные, жаргонные элементы начинают сосуществовать и конкурировать с традиционными единицами литературного языка. Это приводит к проникновению некоторых диалектизмов и жаргонизмов в литературный язык: нехватка, неполадки, учеба, глухомань, смычка и т.п., к возникновению новых синонимических рядов: ученье – учеба; недостатки – неполадки – дефекты; провинция – периферия – глухомань; нехватка – недостача – дефицит и подобных.

На язык оказывает влияние не только объективное, не зависящее от воли отдельных людей развитие общества, но и сознательная деятельность государства и различных социальных институтов, направленная на совершенствование языка. Такая деятельность называется языковой политикой.

Языковая политика может касаться самых разных сторон языковой жизни данного общества. Это может быть, например, создание алфавитов и письменностей для народов, которые до тех пор имели только устную форму языка, усовершенствование орфографии, разработка и упорядочение специальной терминологии и т.п. Это сознательное, целенаправленное воздействие государства на язык призвано способствовать более эффективному функционированию языка в различных сферах деятельности.

Контрольные вопросы и задания

1. Связаны ли, по вашему мнению, друг с другом язык, сознание и мышление? Если да, то каким образом?

2. Язык – явление биологическое или социальное? Докажите свое мнение.

3. Какие факторы, влияющие на развитие языка, вы можете назвать?

4. Охарактеризуйте все формы влияния общества на язык.

Язык и речь

Теория о взаимоотношении языка с речью развивается достаточно интенсивно, но противоречиво. Стихийно (на интуитивном уровне) язык и речь разграничивались с весьма давних пор. Без этого разграничения невозможно было, например, создать пер­вые азбуки, в которых отдельные буквы обозначали не варианты фонем, реально звучащие в речи, а основные типы звуков, т.е. фонемы. Творцы первых азбук были, вне всякого сомнения, гениальными фонологами, сумевшими очень четко противопоставить сложный своей конкретностью и необозримым разнообразием вариантов и оттенков звучаний план речи весьма абстрактному плану языка, для которого характерна устойчивость и системность сравнительно небольшого количества важнейших типов звуковых единиц языка, называемых ныне фонемами. По вполне понятным причинам создатели звукового (буквенного) письма не могли разработать теорию о языке и речи и не остави­ли каких-либо соображений в этом плане.

Во многих памятниках весьма древней письменности, а затем и более новых учебниках и учебных пособиях по языку довольно часто встречаются прямые и косвенные указания на нормы языка, которым нужно следовать, создавая речь, и отклонения от них, встречающиеся в речи. В подобных указаниях можно видеть попытки как-то разграничить язык и речь, не под­крепленные общей теорией. Люди иногда обращаются к окружающим с вопросами типа:

«А правильно ли сказать так...?», «Можно ли сказать так…?» Такие вопросы свидетельствуют о том, что некоторые носители язы­ка время от времени как бы сопоставляют свою речь с языком, проверяя в какой-то мере свою компетенцию в области языковых норм. Ведь любой носитель языка вряд ли оценивает свою речь как нечто абсолютно равное языку; скорее всего он рассматривает ее как нечто создаваемое с помощью языка, на его основе, но вместе с тем несоизмеримое с ним в смысле возможностей, богатства средств выражения мыслей и потому в какой-то степени «свое», индивидуальное.

Язык объективен. Он один для всех своих носителей и исключительно богат, располагая сотнями тысяч слов и выражений. Речь же, хотя и создается на основе языка, в известном смысле у каждого, действительно, своя. В речи отдельных людей богатства языка могут быть представлены с разной степенью полноты. Есть люди со скудным запасом слов и других средств языка, их речь бедна, однообразна, и по ней представить себе язык можно лишь в искаженном, уродливом виде. В речи других людей используются многочисленные и разнообразные языковые средства, но даже великие писатели не могут (да и не стремятся к этому) объять необъятное, т.е. включить в свои произведе­ния все, что есть в языке.

Область художественной литературы и связанная с ней об­ласть художественной критики были и остаются ареной борьбы мнений, споров о том, как нужно пользоваться языком, его словами, формами слов, словосочетаниями, конструкциями. Общеизвестно, что писатели не всегда следуют нормам языка, нередко отступают от них. В свое время фразы Ф.М. Достоевского (Вошли две дамы, обе девицы) и Л.Н. Толстого (Она сидела со своими тонкими руками) вызвали целые дискуссии. Новаторство писателей, как правило, эстетически оправданно, и это нельзя не учитывать в ходе обсуждения конкретных явлений. Вместе с тем неологизмы любого типа позволяют ставить вопрос о языковом (узуальном) и речевом (окказиональном) характере тех или иных элементов художественного текста.

Итак, разграничение (и даже противопоставление) речи отдельных людей и речевой практики общества вообще, с одной стороны, и языка, с другой стороны, было и остается прежде всего естественным (интуитивным) и по-своему закономерным результатом оценки соотношения языка с его использованием в процессе общения. Не опирающаяся на теорию, эта оценка носит эмпирический характер, но, тем не менее, в главном и существен­ном она правильна, так как язык и. речь не только можно, но и должно в определенных отношениях разграничивать и даже противопоставлять.

В настоящее время многие лингвисты полагают, что признание ряда различий между языком и речью – необходимое условие успешного решения многих проблем языкознания, в том числе проблемы стилей.

Как уже было сказано выше, язык – это особая система знаков, которая является важнейшим средством человеческого общения. В тот момент, когда какой-нибудь человек использует язык для общения с другими людьми, можно сказать, что он занят речевой деятельностью, которая имеет несколько видов: говорение, чтение, слушание и письмо. Говорение и слушание – гораздо более древние виды речевой деятельности, чем письмо и чтение. Они возникли одновременно с появлением языка, тогда как письменность была изобретена человечеством гораздо позднее.

Речевая деятельность аналогична всем другим видам человеческой деятельности; ее осуществление складывается из четырех этапов:

1. Ориентировка в ситуации: в результате обдумывания, прогнозирования, рассуждений рождается внутренний план высказывания.

2. Планирование действия: порождение, структурирование высказывания; из памяти извлекаются нужные слова, по синтаксическим моделям строятся предложения.

3. Осуществление действия: говорение, творение звучащей речи с использованием вербальных средств общения.

4. Контроль результатов.

Строя простые и привычные высказывания, например, здороваясь или прощаясь со знакомыми, мы, как правило, не фиксируем своего внимания на этих этапах. Однако порождая сложные и важные высказывания, наличие поэтапного выполнения речевой деятельности просто необходимо.

Продуктом речевой деятельности человека является речь. Лингвистика всегда пользовалась термином язык, и лишь со времен Ф. Де Соссюра (с начала 20-го века) появляется понятие речь. Язык и речь образуют в совокупности единое явление, и в то же время между ними есть принципиальные различия.

Речь – это конкретное говорение, происходящее в устной (звуковой) или письменной форм; это все, что говорится или пишется: разговор между знакомыми, выступление на митинге, стихотворение, доклад и т.д. С точки зрения количества говорящих речь может быть диалогической или монологической. Диалог (от греч. dia – «через» и logos – «слово, речь») – это непосредственный обмен высказываниями между двумя или несколькими лицами, а монолог (от греч. monos – «один» и logos – «слово, речь») – это речь одного человека, не предполагающая обмена репликами с другими лицами. Однако в жизни монологическая речь чаще выступает в других проявлениях: выступление на собрании, лекция, рассказ телекомментатора и т.д. То есть монологическая речь – это чаще всего речь публичная, адресованная не одному-двум, а большому количеству слушающих.

Но речь невозможна без языка. Например, иностранная речь будет восприниматься как непонятный сплошной гул, в котором трудно различить слова, предложения, если мы не знаем языка. Речь строится по законам языка, производится языком, представляет собой его воплощение, реализацию. Как писал Ф. Де Соссюр, «язык одновременно и орудие и продукт речи». Иначе говоря, язык творит речь и в то же время сам творится в речи.

Мы читаем текст, слышим речь. Наблюдая, анализируя звучащую и письменную речь, мы постигаем структуру языка как «механизма», порождающего речь.

Язык – это система знаков (слов и т.д.), категорий; «инструмент», которым мы пользуемся, умело или неумело при осуществлении речевой деятельности.

Язык, в отличие от речи, не дан нам в непосредственном восприятии. «Языком можно владеть и о языке можно думать, – писал А. А. Реформатский, – но ни видеть, ни осязать язык нельзя. Его нельзя и слышать в прямом значении этого слова» (44; С.13). В самом деле, можно услышать или произнести слово, предложение, целый текст, но «потрогать» существительное или глагол невозможно. Это абстрактные понятия, которые извлекаются из речи, примерно как железо из руды, и составляют систему языка.

Итак, речь материальна, она воспринимается чувствами – слухом, зрением и даже осязанием, например, тексты для слепых. Язык – это система категорий, извлекаемых из речи, управляющих речью, но недоступных нашим чувствам или ощущениям. Язык постигается разумом, научным анализом речи.

Есть и другие различительные признаки языка и речи.

В отличие от языка речь всегда индивидуальна и конкретна. Любой говорящий (или пишущий) – это не человек вообще, а данный, конкретный индивидуум, выражающий свои мысли, чувства, настроения. И для этого он выбирает подходящие слова, а нередко и сам создает новые слова – неологизмы, сочетает слова в предложения, предпочитая те или иные конструкции, облекает их в определенную интонацию и выбирает тот или иной стиль (манеру) общения. Речь конкретна и потому, что отражает определенную ситуацию, определенное время, место. Язык же, в отличие от речи, коллективен, принципиально безличностен, он принадлежит всем: если перефразировать А. Пушкина, и академику, и герою, и мореплавателю, и плотнику.

Один и тот же русский язык рождает литературные шедевры и канцелярскую речь, стихи и прозу, путевые записки и доклады, судебную речь и научную.

Речь не только конкретна и индивидуальна, но и бесконечна, а в основе этого – язык, ограниченный набором составляющих его категорий. Так, известно количество звуков (точнее, фонем) в русском языке. Их не так много – примерно 39 (5 гласных и 34 согласных). Гораздо больше морфем – корней, приставок, суффиксов. Велико количество слов, но и оно исчислимо. Так, в «Толковом словаре русского языка» С.И. Ожегова и Н.Ю. Шведовой (1995) 72500 слов и 7500 фразеологизмов. В 17-томном «Словаре современного русского литературного языка» 120 480 слов. Но это только литературный язык. Если прибавить сюда специальную лексику, диалекты, жаргоны, то счет пойдет уже на миллионы. И все же, как ни велик, как ни богат словарный запас русского языка, он не бесконечен.

Речь подвижна, динамична, язык стабилен. Именно стабильность языка обеспечивает его преемственность от поколения к поколению. Нам понятны произведения Чехова, Державина, но вот для чтения «Слова о полку Игореве» нужна специальная подготовка. Язык тоже меняется, но гораздо медленнее, чем речь. Язык более статичен, речь более динамична. Изменения языка заложены и начинаются в речи. Имея индивидуальный характер, речь допускает импровизацию, отклонения от языковых норм. Сначала речевые новшества вызывают удивление, даже протесты, но затем некоторые из них, все шире распространяясь, становятся достоянием всего языкового коллектива, переходят в язык. Так, мы сейчас уже не говорим, кроме, может быть, некоторых представителей старшего поколения москвичей, булошная, молошная, коришневый, а произносим, как пишем: булочная, молочная, коричневый. Под влиянием речи – так говорит подавляющее большинство – изменилась московская языковая, произносительная норма. Меняется речь. Гораздо медленнее под влиянием речи меняется и язык. Соотношение языка и речи и их отдельных компонентов иллюстрирует рис. 1.


ЯЗЫК РЕЧЬ

инвентарь + грамматика акты + акты

говорения понимания

(система (система

единиц) правил) ТЕКСТ

(высказывание)


Рис. 1

Единицы, из которых состоит любая речь, т.е. отрезки речи, называются речевыми актами. Именно структура речевого акта определяет общее, речевое в самых разнообразных высказываниях. Речевой акт «вмещает» в себя все произнесенные и еще не произнесенные высказывания. Его структура, схема: «Я (говорящий) сообщаю нечто тебе (слушателю) о нем (предмете, лице, событии и т.д.)». Эта структура «покрывает» предложения любого состава, строения, содержания. И этот универсальный, всеобщий характер речевого акта получает отражение в любом высказывании.

Среди трех компонентов, сторон речевого акта, получающих отражение в высказывании (говорящий – слушающий – передаваемая информация), важнейшее, определяющее значение имеет первый – говорящий, производитель речи. Без него вообще невозможна речь, невозможно высказывание. Важнейшее качество речи, вытекающее из первого ее компонента, – персонализованность (эгоцентричность). Итак, я – основа любой речи, здесь и сейчас – ее координаты. Речевой акт осуществляется не в безвоздушном пространстве, а в определенное время и в определенном месте. В отличие от языка речь всегда конкретна.

Второй компонент речевого акта – слушатель (ты), адресат. Я и ты взаимообусловлены. Ты – это объект и цель высказывания. Вторая важная особенность речи, непосредственно связанная с адресатом речевого акта, – это адресованность речи. Речь не существует сама по себе, ради самой себя. Речь существует для слушающего, для того, чтобы передать, сообщить ему, что думает, чувствует, хочет говорящий. Роль адресата не менее важна, чем роль производителя речи. Без я речь невозможна, без ты речь обессмысливается, в этом случае нарушается коммуникативная природа речи, существующей, прежде всего, как средство общения.

В самом общем виде можно сказать, что я (по своей природе) стремится к индивидуальности и даже уникальности выражения, ты реализует противоположную тенденцию. Взаимодействие этих двух тенденций и определяет общую форму, качества речи, движущейся между двумя этими полюсами: уникальное, индивидуальное – общее, массовидное.

Последовательность речевых единиц: высказываний, сверхфразовых единиц (прозаических строф), фрагментов, разделов и т.д., объединенную смысловой и грамматической связью, называют текстом (от лат. textus – «ткань, сплетение, соединение»). Термин текст совпадает с термином речь в тех случаях, когда под речью подразумевается не сам процесс говорения (речевая деятельность), а результат этого процесса, т.е. речевые произведения, фиксируемые памятью или письмом. Связный текст в совокупности с экстралингвистическими – прагматическими, социокультурными, психологическими и др. факторами, текст, взятый в событийном аспекте, называется дискурсом (от франц. discours – «речь»). Дискурс является первым компонентом речевого события, в которое включается также речевая ситуация, т.е. условия, обстановка, в которой происходит речевое общение между участниками, включая самих участников, которые существенно влияют на речевое событие. Речевая ситуация, т.е. ситуация, составляющая контекст высказывания, порожденного в речевом акте, выполняет важную роль в речевом общении. К основным составляющим речевой ситуации относятся речевой акт с его компонентами, а также время и место высказывания.

Речевая ситуация диктует правила ведения разговора и определяет формы его выражения. Различают канонические и неканонические речевые ситуации.

Каноническими считаются ситуации, когда время произнесения (время говорящего) синхронно времени его восприятия (времени слушающего), т.е. определен момент речи; когда говорящие находятся в одном и том же месте и каждый видит то же, что и другой; когда адресат – конкретное лицо и т.д.

Неканонические ситуации характеризуются следующими моментами: время говорящего может не совпадать со временем адресата (ситуация письма); высказывание может не иметь конкретного адресата (ситуация публичного выступления) и т.д. Дейктические слова в таких ситуациях употребляют иначе. Если, например, говорящий по телефону использует слово здесь, то он обозначает только свое пространство. В письме субъект речи словом сейчас определяет только свое время, а не время адресата.

Контрольные вопросы и задания

1. Прочитайте высказывание современного лингвиста М.В. Панова: «Задача языковеда – найти в речи язык, подняться от речи к языку». Как вы понимаете эти слова?

2. Установите и проанализируйте соотношение языка и речи

3. Назовите три компонента речевого акта и качества речи, из него вытекающие.

Язык и культура

Проблема «язык и культура» относится к числу дискуссионных и до конца не решенных в языкознании. Спорным является, прежде всего, вопрос о том, что такое культура? Представители американской школы «культурной антропологии» рассматривают культуру как сумму всех небиологических аспектов человеческой жизни. Социо- и психолингвистика, а также исторический материализм предлагают рассматривать культуру расчлененно, т.е. в ее материальном и духовном аспектах, которые находятся в органическом единстве. О сложности этого феномена свидетельствует множество определений культуры. В связи с решением вопроса о языке и культуре термин культура должен пониматься здесь достаточно широко. Это не только богатства литературы и искусства, накопленные в течение многих веков развития данного общества, но и традиции человеческого общежития, обряды, обычаи, общепринятые формы повседневной деятельности, т.е. совокупность достижений человеческого общества в производственной, общественной и духовной деятельности.

Дискуссионным является и вопрос о соотношении понятий «язык» и «культура»: одни ученые полагают, что язык относится к культуре как часть к целому, другие – что язык лишь форма выражения культуры, третьи – что язык не является ни формой, ни элементом культуры.

Достижения таких направлений в языкознании, как этно- и психолингвистика свидетельствуют о том, что язык как общественное явление должен быть отнесен к сфере духовной культуры и рассматриваться в качестве одного из ее компонентов (хотя нельзя не признать, что существует ряд областей культуры – музыка, хореография, изобразительное искусство, которые непосредственно с языком не связаны). Если понимать культуру как процесс и продукт духовного производства, ориентированного на создание, хранение, распространение и потребление духовных ценностей, норм, знаний, представлений, то следует признать, что именно язык способствует формированию духовного мира общества и человека, обеспечивая общество дифференцированной системой знаний, способствуя духовной интеграции как общества в целом, так и различных его групп.

Язык – это не только важнейшее средство общения между людьми, но и средство познания, которое позволяет людям накапливать знания, передавая их от человека к человеку и от каждого поколения людей следующим поколениям. Поэтому овладение языком означает, с одной стороны, овладение теми культурными ценностями, которые накопило данное общество, а, с другой стороны, освоение этих ценностей невозможно без знания языка: язык – хранитель культуры, с его помощью культура наследуется новыми поколениями людей данного общества. Поэтому можно сказать, что язык является средством развития культуры и средством усвоения культуры каждым из членов общества.

Носители того или иного языка, с детства овладевая словарем, грамматикой, системой произносительных норм данного языка, постепенно (и чаще всего незаметно для самих себя) впитывают и национальные формы материальной и духовной культуры. Нередко эта культура бывает связана со специфическим использованием выразительных средств языка. Так, например, весьма колоритное русское выражение (ехать) в Тулу со своим самоваром имеет в английском языке соответствие в Ньюкасл со своим углем, а в немецком – на Рейн со своей водой.

Культура формирует сложную и многообразную языковую систему, благодаря которой происходит накопление, организация опыта и передача его из поколения в поколение. Уровнем развития материальной и духовной культуры общества определяется форма существования языка. Согласно культурно-исторической классификации языков, существуют бесписьменные языки, т.е. языки, имеющие только устную форму существования, письменные языки, литературные языки народности и нации, представляющие собой более высокую ступень развития письменных языков, т.к. на них существует литература (с точки зрения материальной культуры – это уже следующий этап эволюции общественных отношений, предполагающий появление книгопечатания, развитие наук и т.д.), языки ме


yazik-rech-i-kultura-rechi-kak-lingvisticheskie-ponyatiya.html
yazik-sfc-struktura-programmi-osnovnie-elementi-i-pravila-programmirovaniya.html
    PR.RU™